Заметки по поводу пропорций и размеров Исаакиевского собора
статья находится в стадии редактирования и дополнения

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ


Исакиевский собор поразил меня не столько своей архитектурой, сколько виртуозным проектно-оформительским искусством Монферрана, представленном в его изумительных альбомах [ 1, 2 ]. Полагаю, что для России того периода это было похоже на стремительный технологический прорыв. Монферран привнес в технологию архитектурного проектирования России новый стандарт высочайшего качества, совершенно несопоставимый с тем, что было. Если сопоставить чертежи Монферрана с чертежами, допустим, Семена Ремезова то можно воочию увидеть огромную разницу и понять стремительность прогресса. Системная, ювелирная взаимосвязь элементов, полнота фиксации замысла, детальное описание технологии производства работ, превосходные чертежи и иллюстрации, живой язык текста. Особое восхищение вызывают мастерские зарисовки городских сюжетов, которые хочется рассматривать бесконечно. Эти зарисовки поражают особенно сильно. Они раскрывают характер Монферрана. Показывают, что он был живой человек с живой душой, открытой к восприятию мира во всей его многогранности. Монферран видит поэтику повседневной жизни. Его талантливые рисунки позволяют окунуться в атмосферу того времени.

 

201

202

203

204

205

206

207

208

209

 

Содержание текстов альбомов вызывает бесконечное уважение к Монферрану как к мастеру и личности. Например, вот что он пишет о рабочих:

"Для достижения благоприятных результатов работы я всегда считал необходимым условием тесное знакомство с рабочими, чтобы составить себе ясное представление о степени их сметливости и сноровки и по способностям судить о возможности выполнения задания, представляющего ряд сложностей. Работы по постройке Исаакиевского кафедрального собора, с которыми я был связан в течение двадцати лет, дали мне богатый материал, чтобы я смог достаточно оценить этот трудолюбивый класс людей, ежегодно приходивших на заработки в Санкт-Петербург. Отмечу их высокие моральные качества, редко встречающиеся у других людей. Это - честность, смелость,  настойчивость, незаурядная сообразительность и быстрота выполнения. Причем каждая профессия распространялась на целую область и поставлялись рабочие только этой профессии: так, большинство каменщиков были из Ярославской губернии, плотники из Костромской, тесальщики гранита и мраморщики из Олонецкой, резчики камня из Путилова.  Обычно их завербовывают в течение зимы, а в Петербург они приезжают на Пасху, ко времени начала работ."

"Рабочие эти в большинстве рослые, крепкого сложения, доброго, открытого нрава, за который быстро к ним привязываешься и начинаешь любить. В течение всего периода оторванности от семьи они живут группами по 15-20 человек и вносят каждый в общий котел равную долю ежемесячно. Каждая такая группа имеет свою кухарку и двух подсобных мужиков для приноски и колки дров, топки печей, доставки воды и необходимой провизии. В каждой группе имеется одно доверенное лицо ≪голова≫, который ведет все денежные расчеты группы. Одежда их в теплое время года состоит из простой широкой блузы, застегивающейся на левом плече; делается она из бумажной полосатой ткани и почти всегда бывает либо красного, либо синего цвета. Штаны широкие, короткие, с поясом, затянутом на бедрах, и обувь наподобие сандалей довершает этот простой и красивый наряд. Волосы они подстригают ровно вокруг головы, несколько выше над ушами и с вырезом на лбу. Во время жары иные имеют обыкновение подвязывать волосы простым шнуром, проходящим по лбу и завязывающимся на затылке. Ничто не может так удачно гармонировать с этим костюмом, как подобная прическа, образцы этого костюма и прически мы видим среди прекрасных скульптур на колонне Траяна. Русский рабочий имеет пять праздничных дней в месяц, включая воскресенья. Его рабочий день длится 12 часов. По субботам он заканчивает работу на один час раньше, чтобы пойти в баню. В общем, он трудолюбив, скромен, бережлив. По окончании срока работ он возвращается в семью, принося плоды своих трудов, которые идут на покупку домика и клочка земли, чтобы создать семье безбедное существование".

"Пища их доброкачественная и здорова, состоит главным образом из различных каш, свежего мяса, капусты рыбы. Из напитков они употребляют настойку на ячменном брожении. Мне неоднократно доводилось принимать участие в их трапезе, и, при знаюсь, редко где едал лучший суп с таким вкусным мясом..".

Полагаю, что такое пристальное и заботливое внимание к рабочим, не могло не вдохновлять их на максимально качественное выполнение работ. Видно, что Монферран, этот бывший офицер наполеоновской армии, воспринимал рабочих не как рабов или роботов, а как коллег и соратников. Очевидно, это было очень важным "секретом" успешной работы Монферрана в России.  Вместе с тем, глядя на изображения просветленных лиц строителей Исаакия нельзя не ужаснуться жуткой статистике смертности - из 400 000 строителей собора, погибли 100 000. [Н. Нагорский Исаакиевский собор. - СПб.: П-2, 2004]. Как-то очень сильно это соотносится со сказанием о дикости Ивана Грозного, выколовшего глаза зодчим собора Василия Блаженного.

Альбомы Монферрана это исключительно важный памятник русской проектной и художественной культуры. То, что они до сих пор не переизданы с переводом на русский язык вызывает у меня полное недоумение. Доступность сохранившихся экземпляров альбомов даже для исследователей в библиотеках и музеях сведена к предельному минимуму. Хорошо, что РНБ выставила их в открытом доступе в интернете. Однако и здесь нашлось много ложек дегтя. На каждой странице альбомов Монферрана проставлены огромные «водяные» штампы, сильно затрудняющие восприятие чертежей и рисунков. Что-то напоминает поступок Ивана Грозного. Ну вот не могут у нас просто так взять и показать народу, так как это сделано например в Германии. На сайте Гейдельбергского университета выставлены сотни трактатов об архитектуре. http://www.arthistoricum.net/themen/textquellen-digital/gartenkunst/. Выставлены в открытом доступе для всех желающих с отличным качеством сканирования и без варварских штамповок текстов и рисунков.

 

ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ

Изучение особенностей проектирования и строительства Исаакиевского собора, представляется на первый взгляд, исключительно благоприятным для исследования, так как по этому объекту сохранилось предельно большое количество документов, в том числе авторские чертежи пояснения самого Монферрана и отчет строительной комиссии, фиксировавшей размеры чуть ли ни всех элементов Исаакия. Похоже, что по любому другому архитектурному объекту России 19-го века невозможно найти такого большого количества информации. Даже по строительству храма Христа Спасителя в Москве. Однако, предварительный анализ документов показывает их некоторую внутреннюю противоречивость и неточность. Так например, в альбоме, посвященном проектированию и строительству Александрийского столпа [ 1 ], Огюст Монферран утверждается, что нижний диаметр столпа равен 12 футам, однако, по детальным чертежам можно видеть, что он равен 11 2/3 футам или 140 дюймам. На чертеже проекта храма Ринальди, по масштабу можно определить, что внешняя ширина храма близка 24 саженям. А по текстовым документам [ 3 ] он а приравнивается 18 саженям. Ширина храма по проекту Монферрана близка 24 саженям (по масштабу чертежа), однако в отчете она равна 25 саженям. Есть разночтения даже в деталях. Так, по проекту нижний диаметр колонн иконостаса равен по масштабу чертежа 24 вершкам, а в отчете комиссии от обозначен равным 27 вершкам.
Путаница встречается не только в исторических документах, но и в современных исследованиях, посвященных искусствоведческому описанию Исаакия.

В очень обстоятельном современном исследовании [Ротач А. Л., Чеканова О. А. Огюст Монферран. Стройиздат 1990] утверждается, что высота колонн портиков Исаакия равна 36 футам и что это больше высоты колонн портика Пантеона, которые имеют высту «только» 46 футов 9 дюймов и 6 линий. Абсолютный размер в 36 футов, равный 10,97м меньше фактической высоты колонн портиков в полтора раза. Такой же ошибочный размер приводится и по высоте колонн барабана. Утверждается, что он равен 30 футам, что также отличается от фактического значения примерно в полтора раза.

Осложняет проблему то обстоятельство, что по Исаакиевскому собору нет никаких обмерных материалов, которые могли бы много дать в проверке документальных данных. Какие-либо попытки что-то измерить в наши дни неизменно заканчиваются объяснениями с охраной и полиционерами. Исследователи довольствуются только арифметическим переводом размеров из старорусской системы в метрическую без какого либо архитектуроведческого анализа размеров и, что очень важно, пропорций. А ведь именно изучение пропорции по утвержденю В.П.Зубова, может дать основу для реконструкции логики формообразования памятника.

 


РАЗМЕРЫ И ПРОПОРЦИИ ОРДЕРА ПОРТИКА


Изучение доступных документов по Исаакию, показывает, что он имеет свои пропорционально-метрологические особенности. Особенно это заметно при изучении размеров и пропорций элементов ордеров. Рассмотрим, например, как обозначена высота коринфских колонн портиков. В отчете комиссии, она задана равной 7 саженям 2 аршинам и 2 1/2 вершкам. Изучение аналогичных обмерных данных показало отсутствие каких-либо аналогов. По исследованиям Н.И.Болотина, Чернова, В.Я.Клименко, С.А.Полищук основные размеры зданий в России, как правило, определялись равными какому-либо «круглому» количеству аршин или саженей.

На этом фоне сложный размер такого ключевого размера Исаакиевского собора, как высота колонн портиков, выглядит весьма странно. Однако, следует обратить внимание на то, что практически на всех чертежах Монферрана приводятся по две масштабные линейки на которых приводятся размеры саженей-аршин-вершков и английских футов. Очевидно, что это явилось следствием метрологической реформы, в ходе которой российскую сажень приравняли семи английским футам (2,1336м = 7 х 0,3048м).
Наряду с аршинно-вершковой масштабной линейкой, Монферран приводит еще линейку с размерами футов и дюймов. Если попытаться перевести аршины в английские футы, то высота колонн портика окажется равной 54 таким футам

7 саженей+2 аршина+2 1/2 вешка = 16,47м

54 фута = 16,46м

Разница в 1 сантиметр для высоты в шестнадцать с половиной метров выглядит абсолютно несущественной.
Арифметический перевод осуществлялся весьма несложно так как меры целочисленно соотносились между собой. Так, например, фут соотносился с аршином в пропорции 3/7, а дюйм с вершком в пропорции 4/7. Все переводы мер осуществлялись по следующей зависимости.

сажень = 7 футов по 12 дюймов = 3 аршина по 16 вершков.


Осевой шаг колонн портиков является исключительно важным размером как для ордера портиков так и для всего здания в целом. По масштабным чертежам Монферрана эта величина очень близка размеру в 2 1/2 сажени. Поскольку никаких современных обмерных данных по формам Исаакия обнаружить нигде не удалось, то нам пришлось выполнить эти обмеры самостоятельно по партизански. Обмеры показали, что этот размер колеблется от 5,3 до 5,4 метра, что подтверждает данные чертежа Монферрана

2,1336 м х 2 1/2 сажени = 5,33м

Поскольку в одной сажени содержится семь английских футов, то межосевой размер колонн портиков также можно обозначить в футах

2 1/2 сажени = 17 1/2 футов

Для получения полной картины по пропорциям ордера портика, вновь воспользуемся чертежами Монферрана. Изучение чертежей Монферрана показало, что высота архитрава по масштабу очень близка 4 1/2 футам, высота фриза - 4 футам, а высота карниза - 5 футам. Полная высота антаблемента, следовательно, получается равной 13 1/2 футам. Сопоставляя этот размер с высотой колонны, получаем каноническое соотношение 1 к 4, которое было зафиксировано еще в трактате Андреа Палладио. В связи с этим, возникает предположение, что Монферран ориентировался в своем творчестве на каноны Палладио или какого-либо другого теоретика архитектуры.
Рассмотрим все основные пропорции ордера портика Исаакия. В первую очередь выясним каковы пропорции колонны. Диаметр колонны по ОТЧЕТУ равен 2 аршинам 8 1/2 вершкам, что очень близко «круглому» размеру в 6 футов

2 аршина 8 1/2 вершка = 1,80м
6 футов = 1,828м

В этом случае также получается «каноническая» пропорция высоты колонны равной ровно девяти нижним диаметрам. Только данный канон принадлежит уже не Палладио, а самому Витрувию. По канону Палладио в высоту колонны должно укладываться 9 1/2 нижних диаметров, а высота антаблемента составляет только 1/5 часть высоты колонны. В каноне Виньолы высота антаблемента равна 1/4 высоты колонны, но сама высота колонны превышает нижний диаметр не в 9, а в 10 раз.


col12

 

 

Некий анонс..

300

продолжение следует

Комментарии:
28.06.2016 Jonay
Play inortmafive for me, Mr. internet writer.
28.06.2016 Jeanette
You're the one with the brains here. I'm wahcitng for your posts. http://xsrgbjbqaye.com [url=http://lqnlfoiw.com]lqnlfoiw[/url] [link=http://schekz.com]schekz[/link]
27.06.2016 Rayshelon
If your artielcs are always this helpful, "I'll be back."
15.08.2013 Григоренко Геннадий Федорович
Е. И. Краснова Неизвестные и малоизвестные материалы о жизни Монферрана (Монферран без архитектуры) http://mirpeterburga.ru/online/history/archive/64/history_spb_64.pdf
14.08.2013 Григоренко Геннадий Федорович
О рисунках Монферрана Внешне небольшой навес представляет интересную игру с масштабами: размещенный под ним ворот с лошадьми гораздо крупнее самого навеса На другом рисунке два человека с измерительными тростями. Очень интересно, что в питание работников входил зеленый лук...
Copyright 2010 (c) Artmatlab.ru
Дизайн сайта: Габова Ольга, Создание сайта: www.codevia.ru